Нефтегазовая река пошла вспять

  • 17 Декабря 2012

    «Перестройка мирового рынка энергоресурсов и роль Китая, России и стран Центральной Азии» ‒ такова была тема конференции в Королевском институте международных отношений "Chatham House" в Лондоне. В течение 2 дней виднейшие эксперты по мировой энергетике из США, Великобритании, России, Китая, Турции и других стран обсуждали происходящие радикальные изменения на мировом рынке нефти и природного газа. В числе приглашенных докладчиков был и Председатель Совета Союза нефтегазопромышленников России Юрий Шафраник.

    Среди мировых научно-исследовательских центров Chatham House известен не только тщательным выбором тем и экспертов по мировой геополитике и экономике, но и знаменитым Правилом Чэтем Хауса, гарантирующим сохранение конфиденциальности высказываемых суждений и оценок. Высказывания участников дискуссии обнародуются только с их личного согласия. Это с самого начала создает особую атмосферу, позволяющую в итоге сформировать довольно объективную картину происходящего в рассматриваемой сфере или регионе мира. В то же время широкий круг участников, включающий не только ученых, но и бывших и действующих политиков, обеспечивает полноту и глубину освещения проблем.

    Трансформация нефтегазового рынка - неоспоримый фактПоказательным можно считать тот факт, что никто из участников конференции не поставил под сомнение факт радикального изменения ситуации на мировом рынке в результате роста добычи нефти и газа в США и Канаде и освоения новых месторождений в Южной Америке, Африке и Австралии. При этом все специалисты подчеркивали усиливающуюся глобализацию мировой экономики. Именно этим определяется, что в складывающейся ситуации как на нефтяном, так и газовом рынках главную роль в распределении долей рынка играют цены. Как заметил главный экономист ВР Кристоф Рюль, «сегодня ужин в Шанхае практически не отличается от ужина в Лондоне». Правда, по мнению самих лондонцев, по качеству кухни у них почти нет ресторанов, сравнимых с парижскими. Однако факт успехов догоняющего развития Китая сегодня неоспорим.Темпы роста добычи газа в Китае преувеличены.

    В этом смысле более значительными оказались расхождения между экспертами относительно будущих темпов роста энергопотребления китайской экономики и возможностей его удовлетворения за счет внутренних ресурсов. Это, пожалуй, главная проблема для прогнозирования развития мировой нефтегазовой промышленности и рынка энергоресурсов.Особый интерес в этом плане представили выступления китайских участников. Их трезвый и детальный анализ состояния добычи, инфраструктуры и потребления энергоресурсов приводит к выводу, что, во-первых, разговоры о резком росте в Китае добычи сланцевого газа и угольного метана безосновательны, а во-вторых, и руководство страны и отдельных провинций придает первостепенную важность диверсификации энергопотребления как по видам энергоресурсов, так и по направлениям их импорта.

    Понимают в стране и необходимость планомерного постепенного отхода от жесткого государственного регулирования цен на энергоносители как для населения, так и для промышленности. Это подтвердил и председатель КНР Си Цзиньпинь во время своего визита в начале декабря в провинцию Гуандун, где в этом году завершается эксперимент по переходу с государственного регулирования на рыночные цены на природный газ. «Никакой остановки реформ и мер по открытию экономики», ‒ заявил он в Гуанчжоу 11 декабря.Рост потребления энергоресурсов снижает энергобезопасность Китая.

    О предварительных результатах и планах плавного перехода к рыночному ценообразованию на газ рассказал Чжен Ван, профессор Академии китайской энергетической стратегии Национального университета нефти в Пекине. Он отметил, что значение природного газа в энергопотреблении Китая будет постоянно увеличиваться. При этом, если в 2012 г. доля импортного газа должна составить около 30%, то в 2015 г. уже 35% потребления будет удовлетворяться за счет импорта, объем которого должен достичь около 100 млрд кубометров. Внутренняя добыча нефти за эти годы не вырастет, и к 2020 г. зависимость страны от импорта нефти увеличится до 60%. В связи с этим был сделан вывод, что цены на нефть и природный газ будут в ближайшие годы определять перспективы роста китайской экономики.
    В то же время рост потребления импортных энергоресурсов Китаем требует повышения надежности маршрутов их поставок. Зависимость страны от бесперебойности поставок углеводородов, пожалуй, даже больше, чем зависимость Западной Европы, поскольку львиная доля энергоресурсов поступает в Китай по морским коммуникациям, угроза которым велика не только в районе Персидского залива, но и в Юго-Восточной Азии. «ЕС и КНР неспособны контролировать цепочки поставок», ‒ заявил, например, советник Еврокомиссии Брендан Девлин.

    Если в настоящее время безопасность этих коммуникаций обеспечивается в основном вооруженными силами США, то в будущем, в силу ослабления зависимости США от поставок с Ближнего Востока, их заинтересованность в содержании значительных военно-морских группировок в этих районах снизится.

    «С точки зрения военного планирования нынешняя ситуация энергоснабжения в Китае - это кошмар. Поэтому китайцам выгоднее платить более высокую цену за трубопроводный газ и СПГ из РФ», ‒ заявил старший научный сотрудник Вашингтонского центра международных и энергетических исследований доктор Эдвард Чоу.

    Отсюда вытекает необходимость для Китая обеспечить себя в достаточной мере трубопроводными поставками. По мнению экспертов, сейчас реально такие поставки могут быть обеспечены только из Центральной Азии и России. При этом для снабжения внутренних провинций Китая выгоднее даже покупать трубопроводный газ из России по более высоким ценам, чем, например, СПГ из стран Ближнего Востока, Австралии и США. Китайско-российское сотрудничество в энергетике критически важно для энергетической безопасности всего региона, заявил главный экономист и управляющий директор японского Института экономики энергетики Кен Кояма.
    Поставки из России ‒ наиболее надежная альтернатива.

    В этом контексте особый интерес участников вызвал доклад председателя Совета Союза нефтегазопромышленников России (СНГП) Юрия Шафраника, посвященный нынешнему состоянию и перспективам российско-китайского энергетического сотрудничества. Он отметил, что, хотя идеологическая близость, определявшая период с 1949 до начало 1990-х годов, видимо, окончательно ушла в прошлое, потребности социально-экономического развития обеих стран требуют гораздо более высокого уровня сотрудничества в энергетике.Китай интересен России как крупный потребитель, и Ю. Шафраник уверен, что он будет крупным потребителем в ближайшие 30 лет, несмотря на какие бы то ни было перипетии в мировой экономике. Его внутренний рынок и внутренний спрос будут расти, соответственно будет расти его энергопотребление. Правительство КНР, по мнению экс-министра топлива и энергетики РФ, правильно ставит задачу диверсификации импорта как по видам энергоресурсов, так и по географии поставок.
    Забота об энергобезопасности Китая и необходимость для России развивать Восточную Сибирь и Дальний Восток являются объективными факторами, которые подталкивают стороны к поиску сфер сотрудничества.

    Площадь соседствующего с Китаем региона РФ - 10,3 млн кв. км (60,5% территории России), однако здесь проживает всего 16,3 млн чел. (11,3% населения страны). В то же время только в двух провинциях, прилегающих к границе РФ на Дальнем Востоке, проживает 141 млн китайцев.

    На Востоке России сосредоточено 27% всех начальных суммарных ресурсов газа России, что составляет более 67 трлн куб. м. Природные ресурсы региона - водные, лесные, энергетические, сырьевые, сельскохозяйственные, рекреационные - огромны и разнообразны, но используются всё ещё крайне недостаточно.

    Что тормозит рост нашего экспорта на Восток. Возникает вопрос, почему Россия столь медленно переориентирует свой экспорт ресурсов на Китай и другие страны Азии. На взгляд председателя СНГП, основная причина ‒ все ещё распространенный у нас консерватизм в отношении развития торговли с Китаем. Кроме того, на этом направлении сейчас преобладают государственные компании. А таковые, особенно крупные, по природе своей являются бюрократическими организациями. Неповоротливыми и консервативными. Это относится не только к нашим, но и китайским компаниям. Вот что, например, говорил в октябре текущего года, выступая на заседании Постоянного комитета ВСНП, директор Комиссии по управлению и контролю государственных активов Ван Йон: «Правительство будет подталкивать крупные государственные предприятия к превращению их или их основных бизнесов в публичные компании. По данным Комиссии, сейчас из контролировавшихся в 1970 г. центральным правительством крупных государственных предприятий в ключевых отраслях экономики около 72% стали корпорациями или холдингами. На конец 2011 г. в стране было 144 700 государственных или контролируемых государством предприятий с общей капитализацией в 13,55 триллиона долларов США. Зачастую они недостаточно конкурентны и обременены такими проблемами, как неэффективный контроль за издержками и загрязнение окружающей среды. Большими по объему остаются и неоперативные расходы государственных фирм: на поддержку школ, больниц, общин, пенсий и нуждающихся сотрудников».

    Иностранные (в первую очередь китайские) эксперты обратили внимание на разные темпы роста российско-китайского сотрудничества в нефтяной и газовой сфере. Так, профессор Центра экономики энергетики и разработки стратегии энергетических исследований при Комиссии национального развития и реформ (их Госплан) Лю Сяоли, указав, что в 2011 г. Китай импортировал из РФ 18,49 млн т сырой нефти - 7,32% всего импорта, отметила, что сотрудничество по газу отстает от нефти. Проект по поставкам газа был начат раньше (Соглашение о стратегическом сотрудничестве между ОАО «Газпром» и КННК было подписано еще 14 октября 2004 г.), чем проекты газопроводов с центральноазиатскими странами и Мьянмой. И Газпром сегодня отстал не только от азиатских стран, но и от Роснефти, которую старший научный сотрудник ИМЭМО Нина Пусенкова назвала «драйвером российско-китайских отношений». По её мнению, и в будущем политический вес нынешнего председателя правления Роснефти Игоря Сечина обеспечит более активное развитие этого направления.

    Многие эксперты обратили внимание и на принципиальное различие в формах сотрудничества Пекина с центральноазиатский странами и Россией. Первые предоставляют китайцам долю в акционерном капитале добывающих предприятий, в то время как Москва ‒ лишь гарантии поставок в обмен на кредиты. Сторонние наблюдатели считают, что формально предоставление долей в акционерном капитале вроде бы является более надежной гарантией бесперебойности поставок, но: «Какой может быть цена гарантий Туркменистана?» ‒ задал вопрос один из западных участников дискуссии и продолжил: «Китай проиграл от «арабской весны, а что будет, если настанет «каспийская весна», «центральноазиатская весна»?

    Об этом пока можно только гадать. А вот бурная кампания в США по переоборудованию терминалов для приемки СПГ в терминалы по экспорту уже началась. Как сообщала 7 декабря газета «Вашингтон Пост», в министерстве энергетики стоит очередь за разрешениями на экспорт сланцевого газа. Подключились к этому и законодатели. Они пока только планируют внести предложения по отмену самой процедуры получения экспортных разрешений, а компании уже инвестируют миллиарды долларов в переоборудование и строительство терминалов с целью экспорта миллионов тонн СПГ в Европу и в Азию, в первую очередь в Китай и Японию. В США поворот газовой реки вспять уже начался, считает автор вышеупомянутой статьи в «Вашингтон Пост» Стивен Мафсон.

ООО «СИБТРАНССЕРВИС»

  • Приемная: +7 (38456) 5-31-29, отдел кадров: 5-31-30, коммерческий отдел: 5-31-31
  • Факс: +7 (38456) 5-31-28
  • sibtranss@mail.ru
  • Россия, г. Ленинск-Кузнецкий, ул. Зорина 8-б